Аполлинария (apollinaria_spb) wrote,
Аполлинария
apollinaria_spb

Category:

Camino de Santiago. Camino Frances. День 5. Logroňo – Nájera (30 км)

К содержанию
Начало. День 4
Camino de Santiago se hace por etapas Tapas!
Feliz Navidad!
Метеосводка: туманно, температура +5 +7



Ну вот и 25 декабря, католическое Рождество, а это значит, что сегодня все закрыто, так что мое утро не озарит заветная чашечка «кофе кон лече». Тоска, печаль. По утру в альберге было непривычно видеть столько людей, все копошились и собирались. Пока проходило время, можно было наблюдать как уменьшается длинная шеренга ботинок, стоявших вдоль стенки. Народ потихоньку отчаливал.

Выйдя на улицу, мы обнаружили ее оживленность, в противовес обычной пустынности, народ догуливал и продолжал праздновать. Проходя мимо оживленно беседующих компаний, мы получали возгласы одобрения и пожелания хорошего пути. Кто-то очень эмоциональный, выскочил из толпы, подбежал к нам и, задрав штанину, стал показывать свою татуировку с паломнической ракушкой на своей ноге.

Выход из города был очень продолжительным, это беда всех больших городов. Сначала ты долго туда входишь, потом мучительно из него выходишь. Логроньо, кстати, порадовал, так как камино повело нас не по унылым промзонам, а вывело в городской парк, который мягко перешел в пригород. По гравийной дорожке бегали туда-сюда ранние бегуны, мы же медленно пробирались сквозь туман, подхватив по пути еще одного пилигрима, Серхио. Сегодня был его первый день. Он каждый год ходит какой-то кусочек пути. Я так и не поняла, почему он оставил свою семью на Рождество в одиночестве, вроде это семейный праздник у них, но спросить постеснялась. Через какое-то время нас догнал Сирилл. Он, как всегда был разговорчив и полон энергии, поэтому мы их отпустили с Серхио вперед, а сами пошли своим темпом. На этом этапе я впервые встретилась с заборами усыпанными крестами из палочек, которые делают паломники по пути. Я не стала исключением и тоже оставила свой след на этом камино. Если задуматься, это же сколько энергетики в каждом километре пути. Ведь человек оставляет здесь частичку себя, какие-то свои находки, мысли, печали, этим наполняется воздух и каждый проходящий становится невольным соучастником чьей-то судьбы.
Так, не спеша, к 10 часам мы пришли в Наваретте. Город встретил пустынной холодностью, все было закрыто, кинуть кости усталому паломнику предлагалось на улице. Ну, нам не привыкать, остановились на скамейках под навесом колоннады какого-то здания рядом с собором. Скинув ботинки и раскидав вещи, каждый на выбранной скамейке, мы смеялись с Ренато. Он, сев на скамейку напротив моей говорил: «Это моя комната, а это твоя», -указывая на мою, - «вот тут у нас кухня, а тут гостиная», - махнув рукой на соседние посадочные места закончил он. Меня, при этих аналогиях откинуло в далекое детство, когда каждая скамейка, коробка или еще какой предмет мог превратиться по твоему велению во что угодно, от автомобиля до роскошного замка.

Пока мы прохлаждались в своих «хоромах» к нам подошел Рафаэль, молодой парень из Швейцарии. Он был шустр, так как ушел из альберги сегодня последним, а уже догнал нас. Посидев несколько минут с нами, он двинулся дальше по своему маршруту. Я тоже, уже достаточно замерзнув, стала собираться на выселение из своей «комнаты-скамейки».

Перед уходом мы решили заглянуть в собор, там как раз заканчивалась Рождественская служба и тут я впервые встретилась с церемонией целования коленочки младенцу Иисусу. Во время всех служб в этот период у алтаря лежит пластмассовый пупс в яслях, символизирующий родившегося Иисуса, и в конце мессы прихожане подходят к нему по очереди и целуют ему коленку. Честно говоря, мне, привыкшей к крестам и иконам нашей церкви, было немного странно наблюдать это. Подождала, пока Ренато исполнит сей обряд и мы тронулись в путь.

Вдалеке виднеется Логроньо

Виноградники Риохи

Где-то тут и мой есть


Наваретте на горизонте

Древний приют пилигримов




К городку Вентоса у меня разболелась правая нога, теперь болел ахилл. Да что же такое с этими ногами, не одна, так другая. Наверное, растянула, поэтому мое тело все больше стремилось к покою, путем выискивания мест, где можно сесть, отдохнуть, а заодно потрескать шоколадку. До Нахеры (ударение на первый слог) мы погрузились в беседу о том, как Ренато решил стать священником и как это приняли его родные.

- Когда тебе 20 и ты говоришь, что хочешь стать священником, то все тебя отговаривают, у тебя же вся жизнь впереди, а когда тебе 34 и у тебя нет семьи, то это уже принимается спокойно.

Дорога, тем временем, была задумчиво-прекрасна и чем-то мне напомнила Виа ла Плату. Поля, поля, бесконечные поля и вьющаяся дорога. Это было красиво. Кстати, меня все время мыслями откидывало в мои предыдущие пути, в какие-то встречи, разговоры. Все воскресало в моих рассказах, те люди, о которых я упоминала, те события. Несмотря на то, что с большинством я уже не общалась, но они снова оживали и дарили мне свои эмоции.

Подступы к городу приветствовали нас милой надписью: «Peregrino: en Najera, najerino». Так что на этот вечер я стала нахериной, что безумно меня веселило. В город я вошла торжественно, напевая мелодию нашего гимна. Ренато, не знаю с чего, попросил меня спеть его, но так как петь я не умею и слов не знаю, я ему протатакала мотив, зычно так, с чувством, на пол района. Нужно же было как-то показать всю мощь этой музыки. В общем, он поржал надо мной и подтвердил, что певун я не важный, но это помогло мне отвлечься от боли в ноге, так что до альберги я все же смогла дойти не сильно унывая.

Там нас встретили Мигель и Брайан, а еще через какое-то время подтянулась и Патриция. Помывшись и приведя себя в порядок, мы с Ренато решили устроить сегодня праздник, раз Рождество, и пошли в бар неподалеку, который внезапно оказался открытым, есть тапас. Ням-ням-ням. Сколько была в Испании, а тапас или пинчос, так толком и не пробовала, поэтому я обрадовалась возможности заполнить пробел. Как же они изгаляются с этими маленькими закусочками, какие только сочетания вкуса и форм не используют. У них даже соревнования есть на лучшую закуску. Когда приходишь в бар и видишь заполненную ими витрину, глаза разом разбегаются и хочется всего и сразу. Так что мы налетели, как голодные коршуны, и набрали всего, до чего руки смогли дотянуться, под канью это дело отлично провалилось в мой опустошенный желудок. Откушавши, мы пошли гулять и, между делом, выяснить, когда и где месса, ведь, не забываем, у меня в попутчиках будущий падрэ. Ходили, ходили и забрели в одну пустую церковь, где наш взгляд привлек просто превосходный белен (это скульптурное представление сцены рождения Христа). Нам невероятно повезло, так как мы пришли в аккурат в тот момент, когда создатель сего произведения собирался на выход. Он увидел нас, заинтересованных, разговорился и включил подсветку. История Иисуса, отраженная в ландшафте этого города, сразу же ожила перед нами. Фигурки двигались, шумела река, бурлила жизнь. Я могу долго петь дифирамбы этому макету и особенно его создателю, он был самым лучшим из тех, что я видела на пути. Видно сразу, что человек старался и делал все с душой и любовью и к сюжету, и к своему родному городу.

Наваретте





Те самые, известные всем, стихи

Превращаюсь в нахерину))

Нахера (ударение на первый слог)

Белен в Нахере


А месса была в другой церкви, куда мы и направились после импровизированной экскурсии. Небольшое помещение, алтарь, пупс в яслях и белый экран сбоку от священника, на котором показывали слайды с текстом того, что надо петь, что вызывало возмущение у Ренато, особенно, когда он там выискал ошибки. Мы сели на самый первый ряд. И зачем только? Я ожидала, что рождественская служба будет чем-то особенным, а она оказалась самой обыкновенной, только дико долгой, на столько, что Ренато стал засыпать, да и я сама уже хотела куда-нибудь слинять. Хотя, что тут удивляться, после пары пива и хорошей закуски, под песнопения и монотонный голос преподобного кого угодно срубит. У меня вообще возник когнитивный диссонанс, когда я увидела, что можно спокойно прийти в церковь слегка нетрезвому, да еще и священнику. В моем миропонимании это было невозможно, для меня вообще любая духовная практика невозможна в подпитии. Себя я в расчет не беру, так как ходила туда не молиться, а просто послушать, за людьми понаблюдать, так что моя канья мне ничуть не мешала. В результате, половину службы я тыкала пальцем в бок Ренато, чтобы он не храпел, да и перед пастором как-то неудобно было, странное дело, что только мне.

После того, как Ренато поцеловал коленочку младенца, мы вышли на воздух, который был наполнен весельем и жизнью. Улицы теперь были не пустынны, а освещены огнями и полны людей, которые двигались в разном направлении, разговаривали, смеялись, скапливались у баров, попивая вино. Была такая реальная движуха, которая сразу же проникла мне в кровь и потребовала дополнительных вливаний и закусочек. Ренато сопротивлялся, но я была настойчива, ну праздник же, давай гулять, а то жизнь вся мимо и пройдет. Выбрав самый туго набитый бар, мы увеличили его набитость еще на две персоны. И понеслось опять, вино и тапас. Мне кажется, я даже объелась ими, но они были восхитительны и вечер был восхитителен, и про ногу, любовно замотанную бинтом, я даже забыла, я вкушала радости камино, наслаждалась моментом. И к Ренато я уже начала привыкать, поэтому общение становилось все более непринужденным и менее скованным, я шутила над ним, он подкалывал меня. Вот есть люди, с которыми невероятно легко общаться, он был одним из таких. Вино теплом разливалось по телу, немного дурманя сознание, на языке еще остался привкус только что съеденного тапаса, вокруг шумел гул голосов, а я сидела и улыбалась, я была счастлива.

Продолжение. День 6

Tags: camino de santiago, camino frances, Испания, пеший туризм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments