Аполлинария (apollinaria_spb) wrote,
Аполлинария
apollinaria_spb

Categories:

Camino de Santiago. Camino Frances. День 8. Espina del Camino – Atapuerca (22 км)

К содержанию
Начало. День 7
Время покажет

Метеосводка: : солнце, ветер, температуру не знаю, но где-то +7




Спала просто отлично, но встав по утру и посмотревшись в зеркало я поняла, случилось страшное, даже нет, случилось ужасное, что мне захотелось даже заплакать. В отражении на меня смотрел заправский алкаш с опухшим красным лицом и заплывшими глазами. Ну как же так? Я кинулась к остальным с вопросом: «А вас покусали ночью?» Нет, все были целы и чересчур здоровы, все, кроме меня. Все мое лицо было искусано погаными клопами. Левая щека увеличилась в размерах и горела словно печка, там красовалось штук 5 укусов в ряд, на шее кровопийцы тоже оттянулись, не побрезговали и глазами, так что верхние и нижние веки у меня так же были не без отметин. И эта «красота» ко всему прочему, еще жутко чесалась. Это что наказание? Что я не так сделала то?

Клопы, не клопы, а обычные повседневные сборы никто не отменял, поэтому, запихнув жалость к себе подальше, я стала собираться. Утро опять встретило туманом, что уже было довольно привычно. К 9 утра дошли до Вильяфранки, где осели в баре на завтрак. Я съела просто превосходный бокадильо с тортильей с тунцом. Должно же быть что-то хорошее в этом дне. Мне так понравилось, что я чуть ли не пальцы облизала, что удивительно, так как еще с прошлого камино я все эти бокадильосы недолюбливаю, а тут прям пошло, еще чуть-чуть и я проникнусь ими. Или, может, до этого мне встречались неправильные бутерброды, а ля «это неправильные пчелы и они делают неправильный мед»?

А потом, когда мы отправились снова в путь…потом началось чудо! День как будто взял на себя обязательство загладить вину клопов. Вроде вчера все обещали дождь, я даже оделась потеплее, а тут внезапно выглянуло солнце, туман чудесным образом развеялся. Мы, тем временем, забирались все выше и выше, к перевалу Alto de la Pedraja, с каждым шагом виды становились все интереснее и красивее. Один из немногих дней, когда я могла лицезреть что-то дальше 10 метров, да еще сочно освещенное зимним солнцем. Настроение заметно поднялось, даже не смотря на мой плачевный вид. Что ни говори, а я страдала по своему прекрасному личику, что выражалось в редких стонах, типо: «Блин, какой ужас», на что Ренато успокаивал меня, что ничего не видно я и так красивая. Не страдай ты, мол, так по физической красоте, смотри что внутри. Не, оно конечно да, но блин, ну почему только я?

День был настолько хорош, что я аж сморозила глупость, высказав предположение, что так можно и до Бургоса дойти. Мысли эти очень скоро выветрились из моей головы шквальным ветром, который нас встретил на горе, там же нас встретил и Мигель с Брайаном. Правда они довольно скоро оторвались, но мы их снова встретили в деревушке Сан Хуан де Ортега, ну как полагается в баре, где Мигель жевал огроменный бокадильо с бургосской морсильей. М-м-м, какая же она вкусная эта морсилья. Он мне дал попробовать кусочек.

Утро. Туман. Останки чего-то и дикое карканье ворон


Удача улыбнулась нам, выглянуло солнце




Сначала вниз, потом тоже самое вверх


Дорожки на перевале были хороши и вкусно пахло соснами




Добродушный Мигель. Перекур в кабаке


Всю дорогу в этот день меня волновал вопрос, который я и задала Ренато, а не считает ли он уход в монахи, священники и прочие аскетичные обеты, побегом от жизни. По мне так это сознательное закрытие от себя определенной части жизни, где человек может развиваться и получать опыт. Ренато явно был со мной не согласен, потому что выдал речь на пол часа о том, что да, некоторые пытаются заглушить какой-то стресс, но осознание ошибки приходит очень скоро, а некоторые душой выбирают свой путь служения и идут по нему. Я слушала и вдумчиво кивала, а в сердцах досадовала на то, что мой английский слишком покрылся пылью, для вступления в столь сложную дискуссию, ибо у меня было, что сказать, я вообще люблю порассуждать, поспорить порой, но это камино явно решило заткнуть мне рот, наверное, чтобы ограничить мои споры, научиться слушать и не возражать, а принимать чужую правду такой, какая есть. Так я и шла всю дорогу, на сложные темы просто по большей части отмалчивалась, как говорится «молчи - за умного сойдешь», либо многозначительно говорила: «Да, я поняла тебя, но я не согласна», - и виновато прибавляла - «но не могу объяснить, май инглиш, вэри, вэри бэд», - и диалог быстро иссякал. Но, надо сказать, не убедил он меня. Любое отрицание, по мне, это побег, нежелание встречаться с какой-то проблемой лицом к лицу. Легко сидеть где-то в монастыре и молиться или на горе медитировать, вдали от суеты и раздражителей, а попробуй ты быть таким же уравновешенным, иметь благие помыслы и избегать соблазнов живя в обычном мире, единицы достигают такого уровня. В общем, пришлось остаться при своих, кстати, все камино было именно об этом, о непризнании каких-то частей себя самого, об этом самом пресловутом бегстве.

Тем временем на улице уже разыгрался нешуточный ветер, иногда порывами просто сносило с ног, на которых я и так уже неуверенно держалась. Они опять разболелись, причем все разом и мышцы, и мозоли, которыми они были уже обильно усыпаны. На горизонте стали вырисовываться чернильные тучи, которые быстро несло в нашу сторону. Погода явно намекала, что что-то приближается. К Атапуэрке мы подходили, когда уже начало накрапывать. Для поиска альберги пришлось приложить усилия, так как муниципального здесь не было, а толковых указателей я тоже не обнаружила, шла за всеми, не думая. Да и не могла я уже думать к тому моменту, хотелось лечь и не шевелиться, ну и выпить еще. Ливень разразился, когда мы уже были в укрытии, только Патриция и Элена попали под него.







Солнце светит, но ветер сдуваааает.






Ночь. Улица. Фонарь. Альберга.


Мне кажется, Ренато не хотел тут оставаться, по идее, мы должны были остановиться в следующей деревне, поэтому он сел на стул, не снимая рюкзака, и как-то задумался. Было ощущение, что в нем назрела какая-то дилемма. Он мне не раз говорил, в последние дни, что хочет свое камино, что хочет идти, как ему нравится, ему не хотелось шумных посиделок, разговоров, пива в конце дня, но он почему-то до сих пор был здесь. Ясное дело в его желаниях мы его не поддержали, поэтому дружно уговаривали остаться, он же такой веселый и милый, ну а я да, меркантильная, мне нравилось с ним идти просто на просто, так как было легче и интереснее. Брайан каким-то образом уговорил Ренато дойти до Бургоса вместе, а там дальше оторваться. Он тоже хотел к нему присоединиться и финишировать пораньше, чтобы пойти еще и в Финистерру. Так что весь вечер до ужина они с Брайаном прикидывали план маршрута, чтобы к 15 января прийти в Сантьяго. Я же слушала сей итальянский лепет и думала, а смогу ли я с ними тоже вписаться, но углядев цифры 35, 38 километров несколько дней подряд я как-то поняла, что неа, это не про меня. Хотя, они спросили, пойду ли я с ними, я сказала, что до Леона возможно, а дальше по обстоятельствам, ибо слишком большой дневной километраж, да и кто знает, что там нас впереди ждет. На самом деле, тут как бы был выбор: идти с Мигелем и девочками или с Брайаном и Ренато, первые были слишком медленны, а вторые планировались слишком быстрыми, вариант топать одной я пока не рассматривала, но всегда держала в уме. Молодость и скорость победили, так что решила идти с мужиками до тех пор, пока смогу.

Вечером были снова посиделки за наивкуснейшим ужином. Тут к нам присоединился еще один престарелый пилигрим, он шел в обратную сторону, домой, наверное, я толком не поняла. А потом, пред сном, Ренато мазал мой опухший красный фэйс каким-то противоаллергенным детским кремом, который нашел у себя, а Брайан, наблюдавший эту картину, высказал предположение, что укусы у меня не случайно, а от того что я слишком близко к Ренато, типо искушаю я его. Надо признать, это уже проскальзывало как-то в разговорах, но я это воспринимала больше, как шутку. Мне нравилось, что Ренато семинарист, что твердо уверен в своем решении, что мне не придется столкнуться с вопросом амурных дел на пути, так что он просто великолепный попутчик, лучше и желать невозможно, о чем я в этот вечер, за бокалом сервесы, ему и заявила. Он засмеялся и сказал: «Что-то вроде друга-гея», - ну да, почти. Вообще, стало появляться какое-то чувство единения и того, что я как будто знаю этого человека уже очень давно, доходило иногда до того, что мы уже начинали мысли друг друга читать, с каждым днем во мне закрадывалось ощущение, что все это не с проста. Надо идти дальше и время покажет.



Продолжение. День 9


Tags: camino de santiago, camino frances, Испания, пеший туризм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments