Аполлинария (apollinaria_spb) wrote,
Аполлинария
apollinaria_spb

Category:

Camino de Santiago. Camino Frances. День 26. O Pedrouzo – Santiago de Compostela (20 км)

К содержанию
Начало. День 25
То, что было начато, должно быть закончено

Метеосводка: солнце, +5



Я не сказала, но накануне Ренато предложил затею, легкий налет дурости которой не позволил мне ее просто так выкинуть из головы. Я согласилась, почти не раздумывая.

На часах 3:45, двое, все так же по-утреннему шурша, поднимаются со своих коек и осторожно вытаскивают заранее упакованные рюкзаки в полуосвещенный коридор. Так рано я на камино еще не вставала. Идея заключалась в том, чтобы успеть прийти в Сантьяго к рассвету, позавтракать, привести себя в порядок и к полудню стоять с одухотворенными лицами на мессе, осознавая то, что принесли с собой за плечами.

Утро было холодным, городок мирно спал, поэтому улицы откликались лишь эхом переставляемых нами палок. Поворот, кафе, в котором год назад мы два часа пытались собраться, чтобы выйти всем вместе, и дорога в эвкалиптовый лес. Тьма тьмущая, я не видела куда я иду, только слышала чавканье размокшей земли под ногами. Было много времени для размышлений, ничего не отвлекало, разглядывать было нечего, только выйдя на открытую местность, обнаружилось невероятное звездное небо. Мы погасили фонари и замерли, им любуясь. Говорить не хотелось.
Я шла, и дорога одновременно казалась мне знакомой и совершенно новой. В памяти всплывали какие-то обрывки и детали, нежели картины в целом, вот знакомый камень, красивое скрюченное дерево, дом этот тоже, кажется, помню. Последний этап в прошлый раз я пробежала ничего не заметив, сейчас же просто было темно, так что запоминать приходилось лишь свои ощущения и запахи. Видимо, с толком насладиться этим отрезком мне суждено в следующий раз.

Monte de Gozo


Но Монте де Гозо было сложно не узнать. Памятник пилигримам силуэтом чернел на фоне уже светлеющего неба, была абсолютная тишина и никого кроме нас. Интересно, многим ли посчастливилось на Французском пути вот так насладиться этим местом без суеты. Это был подарок.
Остался финальный рывок, спуск вниз, и мы в городе. Ренато рассказывал, как он однажды решил проделать этот путь босиком, так как что-то случилось с его обувью, я плохо слушала и лишь выхватывала суть разговора, мои мысли были уже в другом месте.

К площади мы и правда подошли на рассвете. В этом была какая-то магия и символизм, конец пути и начало нового дня. Люди, идущие на работу, желали нам традиционное «буэн камино», Ренато рассказывал попутно историческую справку, а я пыталась выхватить из памяти ощущения прошлого раза, чтобы сравнить, что изменилось и изменилось ли.

Улица, поворот, еще улица, снова поворот, лестница, арка и вот она, все та же и на том же месте площадь, но совершенно пустая, никакой толпы, ни протяжного звука волынки, ни одного пилигрима, никого, опять только мы. Той гаммы чувств, которую я испытала впервые, придя пешком сюда не было, было что-то другое, более спокойное, эмоции уже утряслись и успели осесть, меня не разрывало, было много времени чтобы их хорошенько переварить и не брызгаться ими в финале. Но, признаюсь, я все же всплакнула, но не с горечью, а с все же какой никакой улыбкой на лице. Я уже через все это проходила, я знаю, что справлюсь и что будет потом. Хотя, это все такая утопия, думать, что ты все знаешь.

Я дошла!


Альберга была тут же, рядом с собором. Хотя, назвать этот древний монастырь альбергой у меня язык не поворачивался. Нам дали по келье под самой крышей, именно там располагались самые дешевые номера, но даже это показалось мне раем. Прежде чем намываться и приводить себя в порядок, перед встречей со стариком Иаковом, мы пошли на завтрак, где наелись от пуза за каких-то 5 евро. А потом, принарядившись, в то чистое, которое было в рюкзаках мы пошли искать ту самую дверь в соборе, которая открывается лишь в святой год, который бывает не так уж и часто, но нам повезло, 2016й был признан годом Всепрощения, поэтому ее открыли внеурочно.

Ренато пытался до меня донести мысль, что проходить в нее надо, очистив душу, с молитвой, иначе никакие грехи не уйдут. Вот уж действительно страшилки от священников. Но разборки со своими грехами я оставила себе, он же со светящимися глазами, пошел через святые врата в черноту храма.

Спасибо Пути и спасибо св. Иакову за все что у меня было и не было на этом пути, спасибо за встречи и расставания, за радость и боль, за слезы и смех и за все те богатства, которые я бережно сложила в своем сердце, за все осознания и маленький кусочек мира, который мне приоткрылся пока я топтала камни, по которым уже много сотен лет ходят пилигримы. Спасибо. Аминь.

Святая дверь пропустила меня.

Храм был необычно малолюден, я не привыкла видеть его таким. Ренато сразу же пошел отпускать свои грехи, а я обниматься с Иаковом. Это уже традиция. До мессы оставалось совсем немного. В этот раз она была немного необычной для меня, так как Ренато принимал участие в служении, он всегда просит об этом, когда приходит в Сантьяго. Первый раз я наблюдала за ним из вне, а не ощущала его теплое плечо рядом. Под пение монахинь и размеренный голос священника, читающего проповедь, я смотрела на этого человека и вспоминала все, что случилось на пути. Мне было странно и непонятно видеть его со склоненной головой среди служителей и устремленным в высь взором, во время молитв, но это была реальность, от которой никуда не деться.

После мессы, наконец можно было расслабиться. Выпив в баре, Ренато решил, что он хочет купить себе новую куртку в Декатлоне, о которой он мечтал аж с Понферрады, когда мы присматривали новую обувь Брайану. И мы пошли искать магазин. Шли долго, еще более долго он примерял эту куртку. Во истину, он хуже женщины на шоппинге. Мне кажется, я аплодировала, когда он наконец определился и пошел к кассе. Когда мы вышли из магазина, уже вечерело, идти до города было долго, но что такое пара километров, по сравнению с пройденными нами сотнями.
Подходя к городу, на небе бушевал багряный закат. Я не стала его фотографировать, захотела запомнить и насладиться моментом, чтобы он остался только моим. Мы понимали, что это наш последний день вместе, поэтому как-то, не сговариваясь, поддавшись порыву, мы взялись за руки, впервые за весь путь, и размахивая ими и улыбаясь уходящему дню, который так щедро одарил нас погодой, молча пошли дальше. Для меня это было своеобразным прощанием, потому что я понимала, завтра мы расстанемся, скорее всего навсегда. Хоть и были обещания приехать и писать, но все же все понимают. Мне хотелось плакать, я еле сдерживала слезы, но смотрела в глаза Ренато, что-то болтала и улыбалась, только сейчас я остро ощутила близость потери, поэтому все сильнее сжимала руку, надеясь, что это поможет хоть на минуту отсрочить расставание.

Holly Door те самые святые врата






Запретные фото, мне погрозили пальчиком, что так делать нельзя


Вечернюю мессу мы всю провели у мощей св.Иакова.

- Знай, что где-то в Италии есть человек, который каждый день молится за тебя. Когда я понял, что я люблю тебя, я не переставал молиться за нас обоих.

Было еще много слов, я снова плакала, мы вместе молились, как тогда, у Железного креста. Я смотрела ему в глаза и понимала, что партия проиграна, кто я, в сравнении с Богом, до меня многие пытались уже. Но, признаюсь, сегодня, в этот последний день, мне, впервые за весь путь, захотелось бросить Ему вызов, агония расставания зарождала в моей голове совсем не святые мысли.

Мы еще посидели в баре, погуляли по вечернему городу, я тянула время, но разойтись по кельям все же пришлось. В темноте коридора, я попросила Ренато зайти ко мне попрощаться, пред тем, как он уйдет.

Пожелания спокойной ночи, звук закрываемой двери.

Я разделась, погасила свет и легла в мягкую кровать. Я в Саньяго, я дошла. Блеклый свет подсвечивал очертания маленького оконца, за которым жил город, а по щекам текли слезы.

И на этом можно было бы сказать, что данная история заканчивается, но нет, меня еще ждал путь на край света.



Продолжение. День 27

Tags: camino de santiago, camino frances, Испания, пеший туризм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment